"Прежде чем я мог бы забыть это: рассказы из моего времени", Клаус Якоб. 2015 г.  

Страница 1 / 2
  RSS

(@leonid)
Noble Member Moderator
Присоединился: 3 года назад
Сообщения: 1244
05/01/2017 12:46 дп  

«Bevor ich's vergessen könnte: Ein Bericht aus meiner Zeit». Klaus H. A. Jacob

"Клаус  Якоб тянет читателя в изгнание за его жизненными рассказами. Он смотрит назад на изменчивую жизнь, обусловленную внезапными переломами в детстве и молодости. Вторая мировая война, встречи с британскими и украинскими военнопленными, конец войны, высылка семьи в Советский Союз, возвращение 17 июня 1953 в ГДР, в Галле, учеба, бегство в ФРГ и его работа в качестве окулиста в Эфиопии - важные этапы его жизненного пути представляют и отражают развитие его личности". (Перевод компьютерный с лёгким редактированием)

На снимке Клаус Якоб.

 

Обратимся к нашему интернет-досье на немецких специалистов и членов их семей работавших и живших в Подберезье.

ЯКОБ ГЕРБЕРТ (нем. - JAKOB HERBERT (JACOB))

Место и дата рождения: Лейпциг 1908

Образование: инженерная школа

Семейное положение: женат

Члены семьи:

жена - Якоб Элли (Лейпциг 1907)

сын - Якоб Клаус (Лейпциг 1936)  - автор книги, про которую сейчас идёт речь.  Арифметика показывает, что он жил в Подберезье с 10 до 17 лет. 

дочь - Якоб Ирма (Лейпциг 1930).

Родственники в Германии:

мать - Анна г. Лейпциг.

Место работы: опытный завод N1, ОКБ-2.

Должность: инженер - испытатель.

Местожительство в СССР: пос. Подберезье, Калининская область, Жданова, 39

 

http://german.minot.ru/html/german/special/1_j.html

 


Цитата
(@leonid)
Noble Member Moderator
Присоединился: 3 года назад
Сообщения: 1244
05/01/2017 12:57 дп  

В интернете выложены некоторые страницы из этой книги.  

https://books.google.ru/books?id=NXd1x5WHzzkC&pg=PA80&lpg=PA80&dq=podberesje+1948&source=bl&ots=ds8AZ82NLQ&sig=QUxMkQulz-GLDuJT_yP_rn-ZeWE&hl=ru&sa=X&ved=0ahUKEwjPysvysanRAhXJKCwKHQrsASIQ6AEIVzAI#v=onepage&q=podberesje%201948&f=false

 

Часть иллюстраций касается Подберезья.

 

"В четвером. Лето 1949 года".   Клаус - 13 лет. Ирма - 19 лет и родители (Элли Якоб, 42 года и Герберт Якоб, 41 год).

"Лето 1947 года. С мамой на Московском море".

Текст на странице:

"У него [отца] была  способность к высшему образованию. Посещение высшей школы было запрещено ему, однако, родным домом, так как  плохие времена  Первой мировой войны требовали слишком больших финансовых жертв.

В Podberesje  жила техническая элита, и я находился здесь в ученической группе, средний уровень образования которой отчетливо выделялся на фоне того, что я знал до сих пор в  начальной школе  в Германии.  Оглядываясь сегодня назад, я могу  только сказать, в общем и целом это пребывание за границей прошло с пользой  для меня.  "Чужая страна  прибавляет  разум" -  говорит русская пословица"

 

"Мой школьный класс в 1948 году с немецкими учителями"

 

"Почти полностью в русской зимней одежде".

 

 

"Из-за того, что наши друзья не знали кириллицы мы посылали им подписанные конверты для ответов".

 

"Деревенская улица в Подберезье. Акварель Герберта Якоба". (отец автора книги).  

P.S. Видно, что дорога вымощена булыжником, по бокам  с обеих сторон прорыты канавы для стока воды. 

 

 


ОтветитьЦитата
(@leonid)
Noble Member Moderator
Присоединился: 3 года назад
Сообщения: 1244
05/01/2017 1:30 дп  

Как мог увеличил снимок 1947 года, сделанный на Московском море.  

Ваши предположения о точном месте съёмки?


ОтветитьЦитата
(@leonid)
Noble Member Moderator
Присоединился: 3 года назад
Сообщения: 1244
05/01/2017 2:11 дп  

Компьютерный перевод кусочка одной из страниц книги:

"Зимой Волжское водохранилище замерзло толщиной в метр, так что даже выдерживало грузовой автомобиль. Тогда можно было идти  с санями по льду  в  следующие деревни, как например в Омутню, и покупать у рыбаков и крестьян засоленную рыбу или маринованные (?)  грибы - русский деликатес… Что покупали все на рынке нашей деревни? Летом малину, чернику, клюкву и свежие грибы, но также и свежие овощи из плодородных садов русских, кислые и сладкие сливки, называемые по-русски Smetana и Sliwki, масло, сахар, синтетическое подслащивающее средство и мед. Собственно, имелось все, в чем нуждались для скромной жизни. Иногда продавцы приносили  товар из Москвы, чтобы перепродавать здесь с выгодой. Они назывались спекулянты. Но это было также снова типично при коммунизме. Собственная инициатива делалась всегда пренебрежительной…

Немцев, кажется, всюду  за границей овладевает хобби - филателизм.  Здесь это также было общей страстью, и таким образом у меня сохранилась до сих пор  приличная коллекция из тех лет. Я совершил также снова ту же ошибку гораздо позже в Эфиопии.  Лучше оставить это занятие, так как стоимость таких коллекций в конечном счете очень отрезвляет.

Мы хотели запечатлеть  нашу зарубежную жизнь  также на фотографиях, чтобы посылать фотографии в Германию и  успокоить хоть как-то страх родных. Для этого мы использовали наш старый маленький аппарат… „Balda Jubilette". Однако, ко дню рождения я получил  собственный аппарат „Komsomolez" -  дешевую копию „Rollei 6x6". С большим энтузиазмом я ушел в фотографирование..." 


ОтветитьЦитата
(@leonid)
Noble Member Moderator
Присоединился: 3 года назад
Сообщения: 1244
05/01/2017 11:03 дп  

"По прошествие некоторого времени мы получали из Москвы радио марки "Рекорд". Наконец-то мы могли слушать весь мир, и особенно Би-би-си Лондон на немецком языке достигала нас снова на коротких волнах. Отражением радиоволн в ионосфере радиостанция очень ясно ловилась, и мы очень скоро научились  хорошо ориентироваться в программе.  Охотно слушали комментатора Линдлая Фрэзера  или представителя(?) Барбару Макфадиан. В субботу вечером шли «четверть часа ужаса».  Это были  10-минутные детективные радиопьесы.  Однажды музыковед рассказывал про древне-египетские  инструменты. Это был мамин кузен профессор доктор Ханс Хикманн, который эмигрировал как социал-демократ от нацистов  в Каир. Там он руководил отделением музыкальной археологии в национальном музее. У него, естественно, не было в Лондоне предчувствия, что его  в этот раз слушали его родственники в далёкой  России. Когда мы рассказали  ему об этом через 10 лет в Гамбурге, он был очень счастлив.

Положение со снабжением в Podberesje улучшалось, в то время как  в Германии  после войны люди голодали ещё долго.  Вскоре мы могли посылать поддерживающие посылки с пшеничной мукой, шоколадом, кофе в зернах и сигаретами нашим бабушкам. Сигареты были очень желанны в качестве  неофициального  средства  платежа в Германии. Я впервые познакомился с грейпфрутами (нем. – Pampelmusen) и арбузами в России. Высококачественная икра  была не дорога. Свежие грибы и ягоды всякого рода, яйца и рыбы из Волги часто предлагались непосредственно в домах. В нашей семье охотно ели  налимов  из Волги, так как у этого вида трески  почти нет рыбьих костей.

При случае мы выезжали в районный центр Кимры, почти 20 км вниз по течению, чтобы делать покупки. Туда отвозил нас грузовой автомобиль с  высоким   прямоугольным закрытым кузовом из жести, который окрестили  немецкой "шляпной картонкой". 

Купленные тогда в Кимрах  точёные шахматы ручной работы  я использую до сих пор. В первую очередь, однако, мы продавали там  на рынке свои  собственные вещи. Так  мы  продали несколько дюжин  ножей из бывшей заводской столовой в Галле. Так как эти ножи были украшены, однако, эмблемой Третьего Рейха, мы должны были сначала все это сточить. Не смотря на это их быстро разобрали. Русские рыночные торговки называли меня несколько иронично «Molodoy Barin» - молодой землевладелец.  Царское время присутствовало, пожалуй,  у них в душе…  Kimry  был традиционным городом кожаных сапог, которые были пронесены как высокий сапог много. Также царский двор царя должен занять его сапоги из Kimry.

Нашей торговлей  можно было ещё больше улучшить наш  семейный доход. Также художественные работы моего отца способствовали этому. Он рисовал акварели с мотивами нашей деревни, или он подписывался очень умело пером. Интерес немецких семей к этим картинам был настолько велик, что побудили его  к скромному производству иллюстраций.

Reni  продавала  букеты цветов из нашего  сада, а наша мать помогала по хозяйству  нескольким холостякам. В июле 1949 моя сестра писала Вильгельму Шлютеру проживавшему  около Гамбурга:

«Вильгельм, знаешь ли ты, что доставляет мне в последнее время большую радость? - Мои цветы! Вокруг нашего домика расстилается море цветов,  сердце в восторге , когда видит такое великолепие! И я - королева цветов, так как я сажала  их и заботилась... У  дома настурция и подсолнухи цветут как огни...  зелень листьев, множество  цветов  на грядках и темные сосны, ветви  которых  нависают  над крышей — это делает меня счастливой».

Все это делало нашу повседневную жизнь относительно свободной от материальных забот, несмотря на то, что месячный заработок отца был не очень велик.

 

Однажды наш школьный класс путешествовал вдоль Волги в Кимры, и мы посещали на пути к Кимрам  колхоз в деревне Крева…" 


ОтветитьЦитата
(@leonid)
Noble Member Moderator
Присоединился: 3 года назад
Сообщения: 1244
05/01/2017 11:54 дп  

Ещё фрагмент. Не всё удаётся понять с помощью транслятора, поэтому, кто желает, обращайтесь к первоисточнику по ссылке, которая приведена выше.

"Я пошёл в четвертый класс. Как директором, так и  преподавателями были русские. Естественные науки велись немецкими  специалистами, которые были предоставлены для этого задания. Немецкие преподаватели вели также предмет Немецкий язык, большинство были женами специалистов. Русский язык и литература, конституция СССР,  также как историю,  вели, естественно, русские преподаватели, которые однако,  не все могли говорить, на немецком языке. Тем не менее, для нас немцев большой пользой было  познакомиться с русской литературой. В так называемом Третьем Рейхе она осталась неизвестной нам. Мы не знали Пушкина, Лермонтова, Толстого, Маяковского, Гоголя и других…  Все эти имена не существовали у нацистов. Никто не знал таких знаменитых ученых, некоторые из них лауреаты Нобелевской премии, как Павлов, Менделеев, Можайский, Мечников. Чайковский никогда  не звучал у нас между 1933 и 1945 годами.

Преподаватель Виктор Иванович Пастухов  учил нас постоянно в одной и той же той же форменной куртке. Он, пожалуй, не имел другой…  Однажды он сравнивал меня с Чапаевым, так называемым героем гражданской войны.

В первое время нас учила  фрау  Семёнова, аристократическая и приветливая дама. Она была так называемой восточной работницей в Германии и говорила по-немецки…  Ее сын Виля играл  с нами  немецкими детьми, чтобы выучить наш язык…   В течение более поздних учебных лет предметы Математика и Черчение частично велись русскими.

Первое время учебной  программы  для немецких учеников в СССР не существовало. Таким образом,  это было предоставлено чувству долга и фантазии немецких преподавателей…"


ОтветитьЦитата
(@leonid)
Noble Member Moderator
Присоединился: 3 года назад
Сообщения: 1244
05/01/2017 2:34 пп  

В интернет выложено примерно половина страниц, имеющих отношение к нашим местам.  Из того что есть можно узнать много мелких бытовых подробностей, оставшихся в памяти автора.  Школа, учителя, кружки,  секции, спектакли, приезд гроссмейстера из Москвы на сеанс одновременной игры в шахматы, полёты на планере над нашим морем...   Иногда складывается впечатление, что Клаус Якоб  жил в раю - его рассказ настолько светлый и позитивный, что порой закрадывается сомнение, а про наш ли город он пишет. 

Я, например, много раз ходил по  лесной дороге, о которой он упомянул в одном эпизоде, но посмотреть на неё глазами Клауса мне не приходило в голову:

"Здесь проходила гать через  болотистый лес до рыбацкого поселка Омутня. Отдельные солнечные лучи достигали гати, по которой я шёл,   через густую листву высоких деревьев.  Несколько лучей терялись в болоте справа и слева. Шум леса, птицы, ягоды, березы и высокое небо  с несколькими маленькими облаками, это была красота России!"

По тексту разбросано много русских фамилий, в основном учителей. Иногда в неожиданном контексте:

"Привлекательная  фрау  Лебедевская,  напротив,   была очень дорога.  В своей короткой юбке, ножках в высоких чёрных сапожках, обтягивающем большую грудь свитере, она производила самое сильное впечатление на достигших половой зрелости мальчиков.  Как часто  мы искали лицемерно что-нибудь на полу, чтобы иметь возможность заглянуть ей как можно дальше под юбку". 

 

Впрочем встречаются и достаточно серьёзные строки. Например, про ограбление их дома или про лагерь военнопленных. Однако, опять же в этих рассказах нет никакой злобы.

"В деревне  недалеко от нашей школы существовал лагерь военнопленных, занимаемый немецкими и венгерскими солдатами. Они были теми, кто построили наши деревянные домики. Дела шли у  них гораздо хуже,  чем у нас, и немецкие семьи помогали им. Немецкий комендант лагеря Вагнер имел полную свободу передвижений вне лагеря как офицер. В своей немецкой форме вермахта он часто  задерживался  в  районе наших жилых домов, чтобы предпринять кое-что для своих товарищей по судьбе. Пожалуй, однако, чтобы приблизиться  вновь к  женщинам. Также с  венграми  имелся хороший контакт. Присутствие немецких специалистов , вероятно, в некотором роде улучшило жизнь военнопленных. Даже  отрытые футбольные матчи осуществлялись между венгерскими и немецкими пленными. При этом у венгров было, очевидно, большее спортивное счастье. У меня до сих пор в ушах звучать призывы венгерской  группы поддержки: «Tempö Magyaro». Футбольная площадка находилась перед входом в завод. Также между военнопленным и немецким специалистом проходили футбольные матчи. Немецкие, венгерские и русские зрители всегда охотно посещали эти игры.

В лагере солдаты за охраняемым колючеё проволокой забором жили в побелённых бараках. Естественно, мы не могли заходить в лагерь, но забором перед бараками  можно было  наблюдать  типично немецкое: маленькие ветряные мельницы, которые вращались, или из пестрых камней составленные мозаики с девизами тоски по родине. Обладая  значительными художественными способностями,   некоторые из военнопленных умели украсить свою скромную жизнь. Различные предметы потребления делались из алюминия и продавались немецким специалистам, например, гребни или прекрасные коробки для сигарет. У меня до сих пор хранится такая коробка, которую использовал мой отец…" 

 

 

 

 

 


ОтветитьЦитата
(@leonid)
Noble Member Moderator
Присоединился: 3 года назад
Сообщения: 1244
18/03/2017 3:20 пп  

Книга прибыла в Дубну. 

 


ОтветитьЦитата
(@leonid)
Noble Member Moderator
Присоединился: 3 года назад
Сообщения: 1244
20/03/2017 10:37 пп  

Стихотворение написанное Генрихом Шпаррером о Подберезье в 40-е годы прошлого века.  Перевод бездушной электронной машины с моей лёгкой правкой. Если кто сделает лучше, то будет замечательно.

Высокие березы, стройные сосны,

леса, которые поставляют нам дрова,

море и река, и песок

и болота, зимние шторма,

солнечная жара — мерзнем  сегодня,

завтра потеем! Крайности –

это здесь козырь

Клуб, отель и каменные здания,

Финские дома (заглядение!),

Также бревенчатые дома,

асфальтированное шоссе,

песчаные дороги,

 Ленивые ручьи без тропинок —

Это все, немного!

 

Весело дети играют,

всегда идущие  к одним и тем же целям.

Некоторым это может быть желанным,

Все же, часто возникает мысль:

Здесь всех миров край!

 

 

 

Оригинал на немецком языке:

 

Hohe Birken, schlanke Kiefern,

Wälder, die uns Brennholz liefern,

See und Strom und Sand und Sumpf,

Winterstürme, Sonnenhitze —

Friere heute, morgen schwitze!

Gegensätze sind hier Trumpf

Klub, Hotel und Steingebäude,

Finnenhäuser (Augenweide!),

Häuser auch im Blockhausstil,

Asphaltstraße, sand'ge Wege,

Träge Bäche ohne Stege —

Das ist alles, 's ist nicht viel!

 

Fröhlich zwar die Kinder spielen,

Doch zu stets den gleichen Zielen

Setzt man täglich sich in Marsch.

Manchem mag es eine Lust sein,

Doch hat man oft das Bewusstsein:

Hier ist aller Welten Rand!


ОтветитьЦитата
(@vvr2a)
Estimable Member
Присоединился: 3 года назад
Сообщения: 234
21/03/2017 9:57 дп  
От: Leonid

 

Стихотворение написанное Генрихом Шпаррером о Подберезье в 40-е годы прошлого века. 

.....

Высокие березы, стройные сосны,

леса, которые поставляют нам дрова,

море и река, и песок

и болота, зимние шторма,

солнечная жара — мерзнем  сегодня,

завтра потеем! Крайности –

это здесь козырь

....

Некоторым это может быть желанным,

Все же, часто возникает мысль:

Здесь всех миров край!

 

 

 


   

))) Вот плохо, что тогда немецких авиаспецов везли в нынешние курортные места: в Иваньково и Красную Глинку (Самара), а не на Колыму, Комсомольск на Амуре или Сахалин. Явное упущение со стороны НКВД. Как видите, у части их потомков сложилось устойчиво-неверное представление о возможностях нашей природы. Упустили они может быть единственный в жизни шанс увидеть реальный "всех миров край".)))


ОтветитьЦитата
(@leonid)
Noble Member Moderator
Присоединился: 3 года назад
Сообщения: 1244
24/03/2017 8:38 пп  

По словам Клауса на момент появления его семьи в Подберезье  здесь ещё оставались следы войны.  Он вспоминает противотанковую пушку стоявшую где-то среди финских домов, ствол которой был забит песком, и противоторпедные сети на дамбе. 


ОтветитьЦитата
(@leonid)
Noble Member Moderator
Присоединился: 3 года назад
Сообщения: 1244
31/03/2017 9:58 дп  

На ФБ Клаус скинул мне фотографию дома, где они жили с 1947 года. Он помечен синей точкой. Адрес в то время был - улица Октябрьская, дом 8. Снято с верхнего этажа четырёхэтажки на углу Октябрьской и Макаренко. Вдали  за полосой тумана проглядываются  сооружения плотины.

 


ОтветитьЦитата
(@leonid)
Noble Member Moderator
Присоединился: 3 года назад
Сообщения: 1244
21/01/2018 11:10 пп  

Клаус поделился новой подборкой фотографий и документов. Вот один из снимков 1950 года. Синей стрелкой помечен дом семьи Якоб. 

Здесь на ЦРУшной схеме 1952 года я пометил примерный ракурс съёмки.

Можно отметить, что на ЦРУшной схеме участок современной улицы Жуковского, выделенный чёрной жирной линией, имеет асфальтовой покрытие. А участок современного Дмитровского шоссе, идущий от плотины и упирающийся в улицу Жуковского, обозначен, как вымощенный булыжником. 

На фотке Клауса, на переднем плане хорошо виден этот мощёный булыжником участок дороги. 


ОтветитьЦитата
(@leonid)
Noble Member Moderator
Присоединился: 3 года назад
Сообщения: 1244
25/01/2018 11:32 дп  

Семейные реликвии Клауса Якоба, хранящиеся у него дома в Германии в память об учёбе в Подберезье.


ОтветитьЦитата
(@leonid)
Noble Member Moderator
Присоединился: 3 года назад
Сообщения: 1244
27/01/2018 10:14 дп  

Снимки Кимрских церквей из архива Клауса Якоба.  1948 год. 


ОтветитьЦитата
Страница 1 / 2
Share:
  
Работает

Пожалуйста, Вход или Зарегистрироваться